Ссылка на сообщение :
 
   
 
 
   
© 2004 - 2014 Rambov.ru
 
   
 
 

Свиток пятый. Продолжение

 
Дочитав свиток, Начальник Полиции презрительно фыркнул:
- Тоже мне, нашли что вывесить. У меня у самого такая фиговина в огороде стоит. Что только не делали. Не поддаётся! Вот если б они ключ нашли там, в сундуке в этом… не может быть, чтоб там только бумажки были!
- Если и нашли, фиг они с нами поделятся, - пробормотал Мэр, у которого на заднем дворе тоже красовался такой контейнер. Выкупленный в свое время за бесценок у одного из жителей, вынужденного срочно покинуть город.
- Ничего-ничего, - Начальник Полиции ухмыльнулся, - главное, чтобы ключ нашелся, а там сами не утерпят и прибегут. Чтоб археологи да отказались что-нибудь раскопать, открыть или отпереть?
- Подождем, - задумчиво покивал Мэр и побрел обратно в свой уютный кабинет.


К вечеру отряду начало казаться, что неприятности вышли вместе с ними из ворот Рамбова, и следуют по пятам, время от времени забегая вперед и путаясь под ногами – точь в точь, как голодный кот ведет хозяйку на кухню.
Ни с того ни с сего порвалась лямка у нового рюкзака лекаря, и драгоценные бутылочки с отварами и настоями с жалобным звуком лопались, соприкасаясь с камнями. Потом, когда переходили вброд один из нешироких, но бурных ручейков, поскользнулся и подвернул ногу проводник. Он был единственным из всех, кто раньше бывал в Ущелье, поэтому ни оставить его, ни велеть возвращаться в город командир отряда не мог. В результате продвижение сильно замедлилось, да и привалы стали чаще и дольше. И в довершение ко всему, за группой людей увязался довольно крупный зомби. Плелся следом, опасливо косясь на мечи, близко не подходил – явно выжидал, пока кто-нибудь отстанет. Из-за этого нервничающего проводника приходилось держать в центре группы, а замыкающий чуть не свернул себе шею, поминутно оглядываясь на сопящую позади тварь. В свете этого мелкие происшествия, вроде потерянного ножа, намокших спичек или лопнувшей резинки на трусах не стоили даже упоминания, но раздражали ужасно. Тем не менее, отряд упрямо продвигался вперед. Мысль о возможных сокровищах, бесхозно валяющихся на месте крушения грэйфордского дирижабля, вызывала у путешественников зуд в ладонях, и непреодолимое желание сокровища эти подобрать. Чтоб под дождем не намокли. Да и вообще, мусорить нехорошо. Вот грэйфордцы намусорили, а мы уберем… Темнело в горах быстро. Вот только еще было светло, и тут же, минуя стадию сумерек, Ущелье окутала непроглядная тьма. Поминая природу, погоду и грэйфордские дирижабли разными задорными словами, путешественники принялись устраиваться на ночлег. Прямо на дороге. А что такого, тут все равно никто в темноте не ходит…
Навязчивый спутник в лице зомби, похоже, решил устроиться на ночь с комфортом. Шумно сопя, он полез на ближайшую горку, оступаясь и ссыпая вниз кучки мелких камешков. Потом камешков посыпалось все больше, следом за ними ссыпался с горы неудачливый скалолаз, а поверх него плюхнулся приличных размеров валун.
- Никак зашибся, бедолага, - с непередаваемой смесью сочувствия и злорадства сказал проводник.
- Сходи, проверь, - рассеянно предложил лекарь, пытаясь при неверном свете костерка понять, что именно он вытащил из рюкзака. Консервы это, или слабительное? Проводник демонстративно обиделся, и вечерняя беседа как-то сама собой увяла. Пожевали сухарей, запили водой из фляг. Судя по запаху, кое у кого во флягах была далеко не вода, но у кого именно – в темноте было не разобрать. Менее запасливым товарищам оставалось только завидовать и шумно сглатывать слюну.
Палатки по общему решению ставить не стали. В такой темнотище часа два, пожалуй, провозишься, а дождя нет и не предвидится.
Глубокой ночью, когда сон накрыл своими крыльями всех, включая караульных обнаружилось, что буквально все предположения, сделанные вечером, были абсолютно неверными. Сначала полил дождь. Если бы кто-то мог видеть в темноте, он от души повеселился бы при виде вскакивающих с земли людей, с которых ручьями текла вода. Укрыться от ливня было негде. Единственным подобием навеса мог послужить выступающий каменный карниз на той самой горке, откуда вечером сверзился незадачливый зомби. Сгрудившись в ненадежном укрытии, люди жались друг к другу, пытаясь согреться, и от души упражнялись в обсценной лексике. Да так увлеклись, что чуть было не вляпались в вероятные неприятности.
Оказалось, что ночью в Ущелье очень даже оживленное пешеходное движение. Ходят толпами, брякают мечами, да еще и песни поют взбадривающего характера, совершенно никого не стесняясь. И дождь им не помеха.
Когда орды гуляющих схлынули, а в небе забрезжили первые, неуверенные солнечные лучи, обнаружились еще кое-какие интересные факты.
Слетевший с горы камень, как выяснилось, зомби не пришиб. Тварюка обнаружилась тут же, под карнизом. Сидел он тихо, и терпеливо сносил тяжесть проводника, прикорнувшего на его плече. Вопль разбуженного был дик и неистов, и товарищи, опасаясь визита ночных гуляк, попросту заткнули ему рот чьей-то не очень чистой рукавицей.
Сконфуженный зомби выполз из-под навеса и, хромая, поковылял в сторону. Заметно было, что помяло его сильно. Добить несчастное создание ни у кого не поднялась рука, и по молчаливому соглашению сделали вид, что ничего такого не происходило.
Вторым сюрпризом оказался тот самый камень, который камнем вовсе даже и не был. На кучке щебенки, мокрых веток и прочего мусора красовался контейнер. Который можно было бы счесть совершенно обычным контейнером, из тех, что цепляют к арахнидам для перевозки грузов. Только вот одна из стенок контейнера была украшена знакомой всем эмблемой из трех разноцветных сфер.
Около часа, забыв про завтрак, мокрую одежду и прочие бытовые вопросы все, включая отплевавшегося проводника, метались вокруг металлического ящика. Сломав два кинжала и топор, путешественники пришли к выводу, что при помощи подручных средств извлечь из-под замка сложенные там несметные богатства не удастся. А в том, что в контейнере что-то ценное, сомнений не было. Ну кто, скажите на милость, станет запирать в контейнер, к примеру, старые тряпки, а потом возить их над Ущельем на дирижабле?
Пошарив по карманам, кое-как наскребли необходимую сумму, и двое искателей сокровищ быстрым шагом двинулись обратно в Рамбов, чтобы нанять арахнид. Не на руках же эту дуру железную тащить. Остальные разбили лагерь возле законной добычи, завесив приметную эмблему палатками.
День прошел тихо и скучно. Только пришибленный зомби, устроившийся за поворотом дороги, кряхтел и трещал ветками кустов. Проводник сначала косился в ту сторону, потом решительно встал и двинулся к источнику звуков.
Минут через пять всё стихло. Довольный проводник вернулся к костру и принялся блаженно жмуриться на огонь.
- Ты его что… прибил-таки? – осторожно поинтересовался лекарь.
- Нет, - заметно смутился его собеседник, - сухарями покормил… а что он… один, голодный и контейнером ударенный. Жалко же.
Как бы в подтверждение его слов из кустов донеслись хруст и довольное чавканье. Лекарь пожал плечами и вернулся к сортировке содержимого рюкзака. Вот это, например, что? И зачем оно тут лежит?
К вечеру скука стала совершенно невыносимой, снова пошел дождь, закончились сухие дрова, а лекарь случайно разбил пузырек с чем-то едко-вонючим. От ядовитых испарений кашель пробрал всех, включая дремавшую в кустах тварюку. Так что прибытие арахнида оказалось чем-то сродни чуду.
Осмотрев контейнер и поковыряв пальцем эмблему, водитель арахнида решительно затребовал плату, вдвое превосходящую обычный тариф. Покряхтев, вытряхнули в кучку последнюю мелочь, клятвенно пообещали отдать недостающую сумму в городе, кинули жребий, кому лететь, а кому возвращаться пешком, и драгоценный груз наконец-то вывезен из-под носа у возможных конкурентов. И как выяснилось вовремя.
Как рассказывал позже хозяин таверны, всегда знавший все новости из первых уст, драка в тот день в Ущелье была нешуточная. Два тяжело вооруженных отряда делили три найденных контейнера с эмблемами Грэйфорда. А поскольку три на два не делится, то количество претендентов сокращали с помощью грубой силы. Имена нынешних владельцев контейнеров он озвучивать отказывался, многозначительно закатывая глаза и совершенно по тараканьи шевеля усами. После чего грустно добавлял, что кроме контейнеров в Ущелье ничего не нашли. Видимо, дождем смыло, непонятно только куда. А контейнеры уже третью неделю открывают и что-то никак не откроют. В общем, беда одна с этими Грэйфордскими сюрпризами. Но если кто-нибудь когда-нибудь найдет заветный ключ, он точно разбогатеет. А ключ обязательно должен найтись. Кто бы стал возить в дирижабле над Ущельем контейнеры явно с чем-то ценным, не имея возможности их открыть. Например, чтобы проверить, всё ли в порядке с содержимым. Верно ведь?