Ссылка на сообщение :
 
   
 
 
   
© 2004 - 2014 Rambov.ru
 
   
 
 

Свиток второй

 
- Гляди-ка… что-то свеженькое на доске объявлений налеплено. Почитаем?
- Да я и так знаю про что там. Весь Рамбов уже объявлениями о пропаже бурой коровы обклеен, наизусть рассказать могу!
- Нет, это что-то другое. Ну-ка, ну-ка…


Рамбовский рынок как всегда оглушал, втягивал в красочный людской водоворот, кружил и вертел до полной потери соображения, а потом отбрасывал людей, словно ненужные игрушки. Шум, гам, аппетитные запахи из таверны, крики торговцев – все было каким-то праздничным.
- А вот драконий хвост, на огороде сам пророс! Станет ярче красота от драконьего хвоста!
- Слитки перидиала, сама плавила и копала!
- Кастрюли медные, для здоровья не вредные! В них вкусней и гуще каша, покупай кастрюли наши!
- Посмотрите, акерлит ровной кучкою лежит! Сто монет за штуку – сам запрыгнет в руку!
- Сапоги, сапоги из жабьих шкурок! Не порвутся, не помокнут, пьяного доведут до дому! С гарантией! Сапоги, сапоги!
- Трава, трава ведьмина, подарок любой вредине! Лучше нашей травки нет – тёще к празднику букет!
- Мясо запеченное, из канализации принесенное! С пылу, с жару, практически даром, пятьсот монет за пару!
- Лучше нет стола и стула, чем из досок камситула!
- Кукурандровый отвар добавляет в суп навар! А тушеный бледнолистник враз кишечник вам прочистит!
- Топоры железные, в хозяйстве полезные! Рубят сами, было б что рубить! Шарахнувшись от толстой тетки с пучком банных веников, подгулявший молодой рудокоп принялся аккуратно огибать груду корзин с жареными муравьиными клешнями, печеными сколопендрами и прочими деликатесами, и тут кто-то дернул его за рукав.
- Парень, а парень, - хитро подмигивая, зашептал косоватый, хитрого вида мужичонка,
- помоги, а? Видишь вон бабу в красном сарафане?
- Ну.
- Жена это моя, - пригорюнился мужичок, - запил я вчера с друзьями, ищет она меня, а если поймает то ой что будет, что будет… Помоги, парень, а? – лысоватый шморгнул носом и вроде как даже пустил слезу.
- Как?
- Неразговорчив ты, парень. Ну да ладно. Смотри, я вот тут за деревом спрячусь, а ты голову задери и крикни погромче «Летит, летит!». Все на небо смотреть станут, а я улизну тихонечко.
- Ну не знаю, - на лице рудокопа читалось явное нежелание выставить себя дураком перед всем городом.
- Эх парень, а мужская солидарность? Я тебе монетку вот дам на счастье, - в руке у мужичонки блеснул старинный пиастр. – Ну так что, берешься? Только кричать громко надо!
- Берусь, - махнул рукой рудокоп, вдохнул поглубже и взревел:
- Летит! Летит!
От усердия он даже подпрыгивал на месте и тыкал рукой в небо.
Мужичонка растворился в заволновавшейся толпе.
Минут пять окружающие всматривались в облака, а потом с недобрыми лицами начали подступать к рудокопу. Сообразив, что его приняли за подручного карманника, и сейчас начнут бить, он стиснул в кулаке монету и принялся оглядываться по сторонам. Бежать было некуда.
И тут на другом конце ярмарки сразу несколько голосов грянули:
- Летит!
Темное пятно в небе становилось все больше, и наконец превратилось в невиданный летательный аппарат, украшенный незнакомой эмблемой из трех разноцветных сфер. На борту красовалась надпись «Грэйфорд», сделанная трудночитаемыми буквами. Затаив дыхание, весь рынок следил, как он зависает над коровьим выгоном, выбрасывает канаты с якорями, пытаясь зацепиться за деревья, и оттуда начинают спускать какие-то ящики.
Карманники ликовали и собирали тройной урожай.
Из странной конструкции так никто и не вылез. Забросали весь выгон мешками и ящиками, сверху шлепнулось что-то, напоминающее рулон чертежей. Канаты обрубили, и конструкция с гудением отчалила к югу.
Толпа, наконец, выдохнула. Кто-то спохватился в поисках кошелька, кого-то уже били, проталкивался к выгону бледный мэр, спешили полицейские. И только рудокоп стоял столбом, сжимая в кулаке пиастр и вспоминая, как махал ему с борта улетающего дирижабля ничем не примечательный, хитроватого вида мужичонка.