Ссылка на сообщение :
 
   
 
 
   
© 2004 - 2014 Rambov.ru
 
   
 
 

Свиток пятый

 
- Нафига они это тут повесили? – удивился начальник Полиции. – Эту историю весь Рамбов знает.
- Ну, не так чтоб весь… - задумчиво протянул кто-то, - я вот, например, не в курсе всех подробностей был. Повесили и повесили, места много не занимает, зато почитать есть что.
- Сейчас толпа в Ущелье ломанется, искать начнут незнамо что, - не унимался начальник Полиции, - а потом будут ходить и жаловаться, что ничего интересного не нашли. Потому что там все сто раз уже обшарили!
- Пожалуются и перестанут, - фыркнул подошедший Мэр, - думать же надо, когда стоит сразу бежать, а когда лучше погодить и подождать, что дальше будет.


- Дольше ждать нельзя, - мрачно сказал караванщик, - рыба протухнет.
- Рыбу арахнидами возить надо, - тихо, но отчетливо произнес кто-то в углу.
Караванщик предпочел сделать вид, что не расслышал. Топливо, использовавшееся для передвижения арахнидов и дирижаблей, стоило очень дорого. Как и из чего оно изготавливалось, не знал никто. Запас топлива был получен из Грэйфорда, вместе с чертежами и деталями дирижаблей. Когда-то он казался практически бесконечным, но сейчас, после появления арахнидов, ситуация резко изменилась. После краткого, но очень бурного совещания главы Городов зарезервировали большую часть топлива для нужд воздушного флота, а на оставшиеся в свободной продаже контейнеры с загадочной жидкостью подняли цену вчетверо. Тому, кто разгадает тайну ее изготовления, была обещана большая награда, но пока что лучшие умы Городов тщетно бились над этим вопросом, цены на топливо росли, и использовать арахнидов для перевозки товаров становилось все менее выгодно. В перспективе же маячила неприятная возможность сокращения количества воздушных рейсов одновременно с полным прекращением использования арахнидов вообще.
Прокрутив все это в голове, караванщик поморщился и продолжал:
- Выходим завтра на рассвете. Завтрак в общем зале, сбор во дворе.
Всю ночь выл ветер, бил в окна дождь, и стонал старый дом под напором стихии. Словно предчувствуя недоброе для собравшихся покинуть его в такую погоду.
Утром, злые и невыспавшиеся, люди тронулись в путь.
Ветер сбивал с ног и швырял в лицо мокрый мусор, дождь насквозь промочил не только плащи, но и всю остальную одежду, вплоть до белья. Ноги скользили по мокрым камням, ну и тюки с рыбой удобства не добавляли. Но торговец хорошо платил, и караван двигался вперед.
Постепенно в шум ветра начали вплетаться новые звуки. Переливчатый вой стаи лунных псов, рокот сошедшего на дорогу позади каравана обвала, а потом, неожиданно – громкий металлический скрежет и гудение. Торговец дал отмашку и люди остановились, радуясь неожиданной передышке. Свалили тюки с рыбой в кучу, присели за ними, пытаясь хоть как-то укрыться от ветра. Лязг и скрежет нарастал, потом к нему добавилось надсадное гудение двигателей, и наконец из-за перевала показался источник звуков. Дирижабль со сломанными рулями, пробитой в нескольких местах гондолой и наполовину спущенной оболочкой.
Помочь воздушному кораблю люди не могли, и им оставалось только наблюдать за развитием событий.
Очередной порыв ураганного ветра швырнул беспомощный дирижабль на склон, покрытый острыми камнями. Двигатели смолкли, один из рулей с треском отвалился, и неуправляемая конструкция понеслась прямо на караван. Люди бросились врассыпную, и не зря: дирижабль рухнул практически на то самое место, где они только что сидели. Отвесив беспомощной жертве еще несколько оплеух, ветер притих, словно наигравшись. Преизрядно напуганные, носильщики, тем не менее, принялись пробираться к дирижаблю, чтобы попытаться помочь пострадавшим, но их остановил окрик торговца. Он кричал «Стойте» и махал рукой то подзывая их к себе, то делал странные знаки в сторону воздушного корабля.
Подойдя к нему, носильщики наконец увидели то, что караванщик заметил с самого начала. На борту корабля отчетливо виднелась эмблема Грэйфорда. Притаившись за поваленным деревом, люди следили, как пробоины на дирижабле начинают затягиваться, оболочка наполняется, а вместо оторванного руля вырастает новый. Ремонт занял от силы четверть часа, но каравану они показались вечностью. Люди боялись, что кто-то из жителей Грэйфорда выйдет наружу, и в то же время их мучило любопытство.
Восстановив рабочее состояние корабль медленно поднялся вверх и громко просигналил, то ли прощаясь с оставшимися в Ущелье людьми, то ли радуясь возможности вновь подняться в небо. Развернувшись в воздухе, он взял курс на Уайтленд и начал плавно удаляться.
- Нашим инженерам такого в жизни не сделать, - сплюнул караванщик, - что из Грэйфорда подали, тем и пользуемся. А они вишь как…
- Мешки с рыбой порвались, - невпопад ответил ему один из носильщиков, - собирать будем, что ли?
Действительно, удар лопастями разметал рыбу по всей округе. Один лунный пес, давясь, уже грыз здоровенную рыбью голову, а между камнями мелькало еще несколько пятнистых шкурок.
- Оружие достать, - мрачно скомандовал караванщик, - и уходим, тут зверья сейчас будет – не отобьемся. Эх, какие деньги пропали…
- Арахнидом надо было везти, - буркнули у него за спиной, - скупой платит дважды, не оправдывается эта ваша экономия.
- Поговори у меня еще! – караванщик в бешенстве развернулся, и чуть не упал, сбитый с ног порывом ветра. Ураган, обнаружив, что дирижабль снова на ходу, обиженно взревел и с размаху ударил упрямую игрушку об скалу.
Раздавшийся взрыв оглушил людей, землю ощутимо тряхнуло. Во все стороны брызнули обломки. Ветер повертел их и, видимо решив, что это уже неинтересно, разбросал по земле и снова затих.
Не сговариваясь, люди кинулись к месту крушения.
Оступаясь и оскальзываясь, они добрались до злосчастной скалы. Кругом были разбросаны куски обшивки, какие-то приборы, сломанные детали и ни одного пострадавшего.
- Сгорели все, - потрясенно прошептал кто-то и потянул с головы шапку.
- Ну да, - возразил ему товарищ, - добро это все не сгорело, а люди прям так взяли и расплавились и следов от них не осталось. Нечисто тут что-то, говорю я тебе!
Общее мнение склонилось к тому, что дергать надо отсюда, пока все тут не полегли. Но караванщик почуял возможность оправдать деньги за потерянную рыбу, и решительным шагом двинулся к обломкам. Распинав доски, он с торжествующим криком подхватил с земли что-то маленькое и блестящее и тут началось светопреставление.
Снова поднялся ветер, и в вое его чудился перепуганным людям торжествующий хохот. И без того мрачное, небо стремительно затянуло черными тучами, зарокотали раскаты грома, сверкнула молния, раздался душераздирающий крик…
Оставшиеся без командования носильщики проделали двухдневный путь до Рамбова меньше чем за день. Бежали, не разбирая дороги, не останавливаясь, не разговаривая. Звери их почему-то не трогали, дорога сама стелилась под ноги, и вот уже ворота, вот таверна, где собираются по вечерам за кружечкой эля ни о чем не подозревающие жители… Переполох поднялся преизрядный. Выслушав сбивчивый рассказ, трактирщик решительно освободил прибывшим стол у камина, уставил его мисками и кружками, и велел подручному сбегать за мэром и начальником Полиции.
Второй раз рассказывали не торопясь и более внятно. Мэр озабоченно кивал, а начальник Полиции хмурился и задавал наводящие вопросы. Тут же в таверне собрали экстренное заседание Городского Совета, на котором единогласно постановили дать объявление о наборе добровольцев и отправить в темное Ущелье экспедицию.
Подручный трактирщика получил от мэра монетку, от начальника Полиции подзатыльник и побежал в типографию. Носильщиков разобрали по домам ночевать жаждущие душераздирающих подробностей горожане, а Городской Совет в полном составе двинулся в мэрию совещаться дальше. На темы «где брать деньги на экспедицию» и «а все-таки, надо ли оно нам». Соваться в гиблые места было опасно, но мысль о том, что жители Уайтленда могут найти на месте аварии какие-нибудь полезные вещи, была просто невыносима. А молнии? Ну что ж, это риск добровольцев…
К утру из мэрии потянулись сонные, измученные люди.
Подходя к дому, начальник полиции сконцентрировался на небольшом, хорошо вооруженном отряде, члены которого явно собрались посетить Ущелье в неофициальном порядке.
- Идите, голубчики, идите, - пробормотал начальник Полиции, - главное чтоб вы вернулись, а в воротах вас уже под ручки примут, и все, что надо – конфискуют. А прогулки по свежему воздуху ой как полезны!